Книги о Гоголе
Произведения
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гоголь М. И., 2 апреля 1830

98.
М. И. Гоголь.

1830, апреля 2-го дня. С.-Петербург.

Извините меня великодушно, почтеннейшая маминька, что я так долго не писал к вам. Заботы и вечные беспокойства тягчат меня всеми неразлучными с ними неприятностями. Я не понимаю, как я до сих пор с ума не сошел. После бесконечных исканий мне удалось наконец сыскать место, очень однако ж незавидное. Но что ж делать, важной протекции я не имел никакой, а мои покровители водили меня до тех пор, пока не заставили меня усумниться в сбыточности их обещаний. Теперь моим местом я, можно сказать, обязан своим собственным трудам. И теперь, признаюсь, я в ужасном недоумении; сам не знаю, что начать, к чему обратиться, что делать мне. Часто приходит мне на мысль всё бросить и ехать из Петербурга; но в то же время вдруг представятся мне все выгоды по службе и по всему, чего я лишусь, удалившись отсюда. Взявши в сравнение свое место с местами, которые занимают другие, я тотчас вижу, что занимаемое мною есть еще не самое худшее, что многие, весьма даже многие захотели бы иметь его, что мне только стоит удвоить количество терпения, и я могу надеяться получить повышение. Но зато эти многие получают достаточное количество для своего содержания из дому, а мне должно жить одним жалованьем. Теперь посудите сами: сокративши все возможные издержки, выключая только самых необходимейших для продолжения жизни, никого никогда у себя не принимая, не выходя никогда почти ни на какие увеселения и спектакли, отказавшись от любимого моего развлечения - от театра, и за всем тем я никаким образом не могу издерживать менее 100 рублей в месяц: сумма, с которою бы никто из молодых людей не решился жить в Петербурге (в удостоверение чего прилагаю я расход моих денег за прошедший месяц, из него вы можете увидеть истину моих слов, увидеть, что умереннее меня вряд ли кто живет в Петербурге). Сюда я не включаю денег, следующих на платье, на сапоги, на шляпу, перчатки, шейные платки и тому подобное, чего наберется не менее, как на 500 рублей. Теперь вообразите: жалованья я не получаю и 500 рублей*. Если присовокупить к сему и получаемое мною иногда от журналистов, то всего выйдет 600; шутка ли? Это мне выходит, и стает всё на одно только платье, сапоги, шляпу и вообще касающееся до одеяния. Где же теперь мне взять 100 рублей в месяц каждый на свое содержание? Занявшись же службой так как следует, я не в состоянии буду заниматься посторонними делами. Хорошо, что я еще имел всё это время такого редкого благодетеля, как Андрей Андреевич. До сих пор я жил одним его вспомоществованием. Доказательством моей бережливости служит то, что я еще до сих пор хожу в том самом платье, которое я сделал по приезде своем в Петербург из дому, и потому вы можете судить, что фрак мой, в котором я хожу повседневно, должен быть довольно ветх и истерся также не мало, между тем как до сих пор я не в состоянии был сделать нового, не только фрака, но даже теплого плаща, необходимого для зимы. Хорошо еще, я немного привык к морозу и отхватал всю зиму в летней шинели. Деньги, которые я выпрашивал у Андрея Андреевича, никогда не мог употребить на платье, потому что они все выходили на содержание, а много я просить не осмеливался, потому что заметил, что я становлюсь уже ему в тягость. Он мне несколько <раз> уже говорил, что помогает мне до того времени только, пока вы поправитесь немного состоянием, что у него есть семейство, что его дела также не всегда в хорошем состоянии. И вы не поверите, чего мне стоит теперь заикаться ему о своих нуждах. Теперь, в добавку, он располагает ехать в мае месяце совсем из Петербурга. Что мне делать в таком случае**? Вы бы не худо однако же сделали, почтеннейшая маминька, если бы написали к нему письмо, в котором бы выразили ему в самых живейших и трогательнейших словах свою благодарность и вместе сказали бы ему, что я в своих письмах к вам не могу нахвалиться его ласками и его благодеяниями, беспрестанно мне оказываемыми. Пусть по крайней мере не думает обо мне, что я неблагодарен. Теперь остается мне спросить вас, маминька: в состоянии ли вы выдавать мне*** в месяц каждый по 100 рублей? Но, сделайте милость, говорите точную правду; если это будет не по состоянию вашему, если чрез это вы принуждены будете отказывать себе в необходимом, о! в таком случае я решусь пожертвовать всеми выгодами службы, решусь бросить Петербург, где может быть я бы составил себе счастие, удалюсь куда-нибудь в провинцию****, где бы содержание мне не стоило так дорого, короче - всё сделаю, на что только возможно решиться, лишь бы не навесть новых огорчений***** и забот вам! Но боже вас сохрани, великодушная моя маминька, если вы скажете мне, что в состоянии, и между тем необыкновенных усилий и отказов во всех необходимых потребностях это будет стоить вам******: в таком случае ваше вспомоществование обратится мне в едкое мучение; я буду почитать себя преступником, который тучею беспокойств помрачает и сокращает драгоценные дни ваши.

* (жалованья я получаю только до 500 рублей)

** (делать теперь)

*** (Далее начато: в вспоможение к моим)

**** (в глушь)

****** (вам вписано.)

***** (горестей)

Все посылки ваши получил и не могу возблагодарить достойно за них вас*. В них я видел новые знаки ваших нежнейших забот обо мне и живейшее старание снабдить меня всем нужным. Приношу благодарность тетиньке Катерине Ивановне, которая решилась пожертвовать временем - собрать для меня несколько любопытных песен; но драгоценейшие из них есть, однако ж, списанные вами две запорожские. Благодарю также Лукерью Фед.<оровну> и Марью Бор.<исовну> за их участие, жаль только, что в <не>которых местах рука так неразборчива, что я до сих пор многого не разобрал.

* (Далее начато: Из них)

Вы писали мне, что не совсем довольны моим планом дому, а именно, что я не выставил пристроек, и чрез то девичью комнату по моему плану вы находите слишком малою. На это я могу отвечать, что в нынешнем вашем доме, в котором вы живете, и девичья, и детская, всё вмещается в одной комнате, которая часто служит сверх того туалетом для сестры и для вас, и потому я полагал, что небольшой особой комнаты довольно будет для девичей, - тем более, некоторые из них должны сидеть и в детской комнате и в Машинькиной, через это предполагал и сбережение лесу <и> издержек за работу, которые, по словам вашим, немаловажны: 500 р. за одну только приделку небольших, маловажных пристроек - за одну плотническую работу. Эта цена даже здесь в Петербурге не назвалась бы дешевою. Впрочем, может быть, теперь у нас работники вздорожали, я этого не знаю, мне бы казалось только, что гораздо лучше своими снять мезонин и укрыть крышу, а особливо, если случится у вас архитектор. Пристройка же небольшая с мудростью одного десятка мужиков* может уладиться**. Во многих местах Европы, а теперь и в России, в тех странах, где мало лесов, употребляют для постройки домов особенный состав, которого главную часть составляет глина. Видевши собственными глазами производство таких строений, я не мог надивить<ся> красивости и прочности их; пожары, бывающие гибельными для каменных строений, ничего не могут сделать над построенным из этого состава, потому что глина от огня не разрушается, а делается крепче еще. С радостию сообщил бы я описание производства, но знаю, что наши мужики не поймут и, напроказивши, назовут еще негодным это изобретение; притом его нужно видеть самому.

* (одного мужика)

** (Фраза вписана.)

Теперь везде стараются распространять засевание картофеля, польза которого так очевидна, что я бы советовал попробовать вам в небольшом количестве. В других странах прекратили засевание хлеба и сеют только картофель. Вы хотите знать пользу его? она многочисленна: во-первых, картофель в миллион раз родится более всякого хлеба, во-вторых, на картофель никогда не бывает неурожая*: он не боится ни засухи, ни граду, ничего. Употребление же его тоже многоразлично. Из муки делаются недурные хлебы, особливо с примесью четвертой доли другого хлеба, из картофеля делается отличный крахмал, несравненно лучше пшеничного, но самое главное, что из картофеля выходит горелка, не уступающая делаемой из жита, и доходит до 22 градусов. Муки, по расчислению практиков, картофельной выходит с одной десятины столько, сколько из двадцати десятин другого хлеба; доход с одной десятины полагают простирающимся до 500 рублей. Это статья, кажется, такая, которою бы стоило позаняться. С картофеля делают вино таким образом: сваривши картофель, растирают его и наливают на него теплой воды вдвое больше количеством против картофеля, дать сему затору притти в брожение, для ускорения коего прибавить немного солоду и пивных дрожжей. Когда всё это придет в совершенное брожение, то перелить сию брагу в куб, из которого и получится вино от 20 до 22 градусов. Сделайте из него хоть одно ведро на пробу и напишите, будет ли что-нибудь у вас из него.

* (неурожаю)

В самое это время, когда я хотел окончивать письмо мое к вам, посетил меня начальник мой по службе, с не совсем дурною новостью*, что жалованья мне прибавляют еще двадцать рублей в месяц. Итак я снова спрашиваю вас, маминька, можете ли вы мне высылать по 80 рублей в месяц (исключая мая, за который мне необходимо нужно 100**). Уменьшение, правда, маловажное, но по крайней <мере> утешительно тем, что меня замечают; это дает мне право надеяться, что не будет ли еще прибавки к новому году. Но впрочем, если не в состоянии высылать мне по такой сумме, то, сделайте милость, не затрудняйте себя. Я повторяю снова, что буду почитать себя причиною всех горестей и беспокойств. Я уже совещался здесь и насчет моего намерения переместиться в провинцию, но признаюсь, боже сохрани если доведется ехать в Россию. По-моему, ежели ехать, так уже ехать в одну Малороссию. Но признаюсь, если рассудить, как нужно, то, несмотря на мою охоту и желание ехать в Малороссию, я совершенно потеряю всё, если удалюсь из Петербурга. Здесь только человеку достигнуть можно чего-нибудь; тут тысяча путей для него; нужно только употребить терпение, с которым можно-таки дождаться своего.

* (с приятною новостью)

** (за который я не получу еще прибавки)

Вы теперь, кажется, не получаете никакого журнала. Посылаю вам один, который, по важности своих статей, почитается здесь лучшим и который достается мне даром, по причине небольшого моего участья в издании его. Каждый месяц выходит книжка, которую я буду немедленно препровождать к вам. Посылаю вам также нововышедший роман, подаренный мне самим автором.

Простите, добрейшая* из матерей и попечительнейшая, за мои вечно наносимые неприятности вам. Чего бы я не дал, чего бы не сделал, чтобы избавить вас от них! Извините, что так дурно и неразборчиво пишу. Рука у меня обовязанна** и разрезана разбитым стеклом, боль мешает мне более писать. До следующего письма. Простите. Очень жалею, что не в силах более написать вам о нужных предметах, которые я хотел-было сообщить в вашем письме, теперь откладываю.

* (Простите меня [достойнейшая] привязаннейшая)

** (Далее начато: по прич<ине>)

Ваш до гроба послушный и нежно вас любящий сын

Н. Г. Я.

Приход и расход
за
декабрь 1829 и январь 1830.
Декабрь.
Приход. Расход.
Получено от его превосходительства Андрея Андреевича 150 р. За квартиру 25 р.
На стол 25 р.
На дрова 7 р.
Итого 150 р. На свечи 3 р.
Жалования в этот месяц не получил, по причине вычету за переименование в чин, на инвалидов, на госпиталь и проч. Водовозу 2 р.
На чай, сахар и хлеб 20 р.
В библиотеку для чтения 5 р.
Прежних оставалось 20 р. На сапоги 10 р.
Прачке 5 р.
На содержание человека 10 р.
Куплено ваксы на 1 р. 50 к.
Итого 113 р. 50 к.
Кроме того за мытье полов заплачено 1 р. 50 к.
На лекарство 3 р. 70 к.
На цирульника 1 р. 50 к.
Итого 6 р. 70 к.


Январь.
Приход. Расход.
Получено жалованья за м. январь 30 р. За квартиру 25 р.
На стол 25 р.
От Андрея Андреевича полученных осталось 50 р. На дрова 7 р.
На сахар, чай и хлеб 20 р.
Выручил за статью, переведенную с французского: О торговле русских в конце XVI и начале XVII века, для Северного Архива 20 р. На свечи 3 р.
Водовозу 2 р.
За перчатки заплачено 3 р.
Прачке 5 р.
На содержание человека 10 р.
Итого 100 р. За два носовых платка 2 р. 50 к.
На мелкие издержки, как-то: извозчикам, цирульникам и проч. потреблено 5 р.
На подтяжки 4 р.
Итого 111 р. 50 к.
В баню 1 р. 50 к.

98. М. И. Гоголь. Комментарии

Отрывки впервые напечатаны в "Записках", стр. 94-95; всё письмо - в "Сочинениях и письмах", V, стр. 105-111; заключительные слова - впервые в "Письмах", IV, стр. 458.

- ... мне удалось наконец сыскать место ... - 27 марта 1830 г. Гоголь подал прошение на имя вице-президента Департамента уделов гофмейстера Л. А. Перовского о зачислении его "в число канцелярских чиновников по 2 отделению оного". 10-го апреля Перовский подписал назначение Гоголя на эту должность. См. выше, ср. "Н. В. Гоголь. Материалы и исследования", I, стр. 295-306.

- ... мои покровители - Л. И. Голенищев-Кутузов, к которому у Гоголя было рекомендательное письмо от Д. П. Трощинского.

- ... жалования я не получаю и 500 рублей. - На деле Гоголь получал 600 рублей в год (см. выше).

М. И. Гоголь исполнила желание сына и 23 ноября 1830 г. послала А. А. Трощинскому письмо, в котором, перечислив денежные пособия, полученные Гоголем от Трощинского в 1829-1830 гг., пересказывала содержание письма Гоголя от 2 апреля.

- Тетинька Катерина Ивановна (Ходаревская) - по словам О. В. Гоголь, "хорошо пела, у нее был хороший голос. Большей частью она пела малороссийские песни. Гости всегда просили ее петь, в особенности брат любил слушать ее пение" (О. В. Головня, стр. 41). Ср. № 150.

- Лукерья Федоровна - повидимому, одна из сестер Тимченко. ("Письма", IV, стр. 507, ср. "Письма", I, стр. 150).

- Марья Борисовна - сестра Петра Борисовича, упоминаемого в № 63.

- ... посетил меня начальник мой по службе... - Непосредственным "начальником" Гоголя был Вл. И. Панаев (см. № 99). Под прибавкою жалованья Гоголь вероятно разумел то обстоятельство, что в Департаменте уделов он стал получать 50 рублей в месяц вместо 30, получавшихся им в Министерстве внутренних дел.

- Журнал, который Гоголь посылал матери, - "Отечественные Записки", во втором и третьем номерах которых за 1830 г. напечатана его повесть "Вечер накануне Ивана Купала".

- ... посылаю ... роман, подаренный мне самим автором - роман А. Бошняка "Ягуб Скупалов" (см. примечание к письму № 103). - Перевод Гоголя "О торговле русских в конце XVI и начале XVII века", сделанный для журнала "Сына Отечества" и "Северный Архив", напечатан не был.

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании ссылка обязательна:
http://n-v-gogol.ru/ 'N-V-Gogol.ru: Николай Васильевич Гоголь'