Книги о Гоголе
Произведения
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гоголь М. И., 2 февраля 1830

97.
М. И. Гоголь.

<1830> С.-Петербург. Февраль 2.

Я получил письмо ваше, почтеннейшая маминька, пущенное вами 12 генваря. Слава богу! вы вне опасности. Я так был напуган, узнав от Андрея Андреевича, что вы вместе со всем нашим семейством очень больны, что отдохнул тогда только, когда прочел собственные ваши строки. Недели три назад, как я отправил к вам письмо с фасадом и планом дома, а я старался приспособить их так, чтобы сколько можно менее было издержек. Месяц назад я сам был нездоров, но теперь поправился, слава богу. Снова хожу каждый день в должность и в силу, в силу перебиваюсь. Еще недавно взял у Андрея Андреевича 150 р. на обмундировку. Думал, что останется что-нибудь в присоединение к моему содержанию; напротив, еще должен прибавить. Жалованья получаю сущую безделицу. Весь мой доход состоит в том, что иногда напишу или переведу какую-нибудь статейку для г. журналистов, и потому вы не сердитесь, моя великодушная маминька, если я вас часто беспокою просьбою доставлять мне сведения о Малороссии, или что-либо подобное*. Это составляет мой хлеб. Я и теперь попрошу вас собрать несколько таковых сведений, если где-либо услышите забавный анекдот между мужиками в нашем селе, или в другом каком, или между помещиками. Сделайте милость, вписуйте для меня также нравы, обычаи, поверья. Да расспросите про старину хоть у Анны Матвеевны или Агафию Матв.<еевну>: какие платья были в их время у сотников, их жен, у тысячников, у них самих; какие материи были известны в их время, и всё с подробнейшею подробностью; какие анекдоты и истории случались в их время смешные, забавные, печальные, ужасные. Не пренебрегайте ничем, всё имеет для меня цену. В столице нельзя пропасть с голоду имеющему хотя скудный от бога талант. Одного только нужно опасаться здесь бедняку - заболеть. Тогда-то уже ему почти нет спасенья: источники его доходов прекращаются, издержки на лекарства и лекарей для него совершенно невозможны, и ему остается одно средство - умереть. Но этого со мною никогда не может случиться: здесь есть Арендт, которого искусство и благородная душа чужды всякого интереса.

* (или что-либо подобное вписано.)

Часто наводит на меня тоску мысль, что, может быть, долго еще не удастся мне увидеться с вами. Как бы хотелось мне хотя на мгновение оторваться от душных стен столицы и подышать хотя на мгновение воздухом деревни! но неумолимая судьба истребляет даже надежду на то. Как подумаю о будущем лете, теперь даже томительная грусть залегает в душу. Вы помните, я думаю, как я всегда рвался в это время на вольный воздух, как для меня убийственны были стены даже маленького Нежина. Что же теперь должно происходить в это время, когда столица пуста и мертва, как могила, когда почти живой души не остается в обширных улицах, когда громады домов с вечно* раскаленными крышами одни только кидаются в глаза, и ни деревца, ни зелени, ни одного прохладного местечка**, где бы можно было освежиться! Не мудрено, когда прошлый год со мною произошло такое странное, безрассудное явление; я был утопающий, хватившийся за первую попавшуюся ему ветку. Хотя бы на это время я был в состоянии нанять комнатку где-нибудь на даче, за городом; но там квартиры несравненно дороже, а при бедности моего состояния это почти невозможно.

* (вечно вписано.)

** (ни одного деревца)

Еще осмеливаюсь побеспокоить одною просьбою: ради бога, если будете иметь случай, собирайте все попадающиеся вам древние монеты и редкости, какие отыщутся в наших местах, стародавние старопечатные книги, другие какие-нибудь вещи, антики, а особливо стрелы, которые во множестве находимы были в Псле. Я помню, их целыми горстями доставали. Сделайте милость, пришлите их. Я хочу прислужиться этим одному вельможе, страстному любителю отечественных древностей, от которого зависит улучшение моей участи. Нет ли в наших местах каких* записок, веденных предками какой-нибудь старинной фамилии, рукописей стародавних про времена гетманщины и прочего подобного? Простите меня великодушно, маминька, что я вас забрасываю просьбами и причиняю великое беспокойство.

* (каких-нибудь)

Чтобы не было вам тягости, вы разделите свои поручения людям, на которых можете положиться в этом случае.

Дай бог, чтобы вы наконец пользовались благополучием, достойным вас, при каком желании и остаюсь

ваш покорнейший и послушнейший сын

Николай Гоголь-Яновский.

P. S. Глубокое почтение и поклон дедушке Ивану Матвеевичу, бабушкам Марье Илиничне и Анне Матвеевне.

Целую заочно ручки милой тетиньки* Катерины Ивановны и милую сестрицу, также и маленьких.

* (ручки тет<иньки>)

Я слышал про ужасные холода и морозы, свирепствующие в наших местах. Тем более это для меня странно, что здесь в С.-Петербурге всё это время довольно тепло. Турецкие посланники прибыли сюда благополучно и не нахвалятся учтивостью и ловкостью нашего садовника - форрейтора Павла.

97. М. И. Гоголь. Комментарии

Отрывок впервые напечатан в "Записках", I, стр. 92-93; всё письмо - в "Сочинениях и письмах", V, стр. 102-105; заключительные слова - в "Письмах", IV, стр. 457. Год устанавливается по непосредственной связи с письмом от 5 января 1830 г.

- ...должность... - служба в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий, где Гоголь служил с 15 ноября 1829 г. по 25 февраля 1830 г.

- Жалования получаю сущую безделицу... - Как видно из письма Гоголя к матери от 2 апреля 1830 г., он за январь 1830 г. получил жалованья 30 рублей.

- ... иногда напишу или переведу какую-нибудь статейку для гг. журналистов. - Ко времени 2 февраля 1830 г. Гоголь напечатал стихотворение "Италия", без имени автора, в № 12 "Сына Отечества" и "Северного Архива" за 1829 год (стр. 301-302), и "Вечер накануне Ивана Купала" в "Отечественных Записках" 1830 г., книга 2, февраль; окончание было в мартовской книге. Из переводов Гоголя этого времени известно только об одном (не напечатанном) - "О торговле русских в конце XVI и начале XVII века" (см. № 98).

- Арендт, - Николай Федорович (1785-1859), доктор медицины и хирургии, тайный советник, лейб-медик Николая I, лечивший Пушкина после дуэли с Дантесом. Семья Гоголя была знакома с Арендтом, так как в полтавском пансионе его матери воспитывалась старшая сестра писателя, Марья Васильевна.

- ... стрелы, которые во множестве были находимы в Псле. - Кремневые, бронзовые и железные стрелы - следы борьбы древнейших и старинных обитателей левобережной Украины. На реке Псле стояли Ярески, где у Гоголей был хутор.

Кто был упоминаемый Гоголем "вельможа", - неизвестно. Предполагают, что это был не "вельможа", а издатель "Отечественных Записок", где в то время сотрудничал Гоголь, Павел Петрович Свиньин (1787-1839), бывший дипломат (1806-1813), путешественник, художник, литератор и собиратель древностей.

- Катерина Ивановна - Ходаревская, сестра М. И. Гоголь, см. примечание к № 98.

- ... Турецкие посланники не нахвалятся учтивостью и ловкостью нашего садовника - форрейтора Павла. - Речь идет о чрезвычайном турецком посольстве, посланном султаном к Николаю I, после заключения Адрианопольского мира (1829 г.). 2-го января турецкие послы были встречены в Кременчуге малороссийским губернатором, кн. Н. Г. Репниным-Волконским. Крепостному Гоголей, садовнику Павлу, пришлось исполнять роль "форрейтора" при лошадях из Васильевки, потребовавшихся для карет посольства при проезде из Кременчуга в Полтаву. "Не нахвалятся" и т. д. - конечно, шутка.

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании ссылка обязательна:
http://n-v-gogol.ru/ 'N-V-Gogol.ru: Николай Васильевич Гоголь'