Книги о Гоголе
Произведения
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гоголь М. И., 3 июня 1830

99.
М. И. Гоголь.

1830, июня 3. С. Петербург.

До сих пор не могу притти в себя после прочтения письма вашего, великодушная маминька; в изумлении перевертываю его в руках и не умею назвать того странного впечатления, которое произвело оно во мне. Как! столько пожертвований, с таким самоотвержением, и для кого? для того, который до сих пор не доставил вам ни одного еще утешения, не только помощи... Столько беспокойств, столько душевных тревог; столько печалей, и всё об ком?.. Безумец! как я мог в часы когда неудачи и несчастия подавляли меня, как я мог в эти часы отчаиваться и изливать желчь на весь мир, когда есть одно существо, ангел со всеми ангельскими совершенствами, который любит меня со всеми моими слабостями, которому одному только моя жизнь дороже всего на свете - и я мог, в полном избытке счастия, почитать себя несчастливейшим! Но как назвать того, который за всю эту безграничную любовь платит черною неблагодарностью, причиняет беспрестанно новые заботы и наводит целые тучи огорчений? Я не в состоянии выдумать ему приличного названия, но положения этого несчастливца я не пожелал бы и злейшему врагу: состояние души его ужасно. Одно только заставляет меня терпеть и покорствовать, что верно бог, пославший мне такое редкое благо в этом мире, имеет обо мне особенное свое попечение...

Чтобы не оставлять вас в недоумении обо мне насчет службы и прочего, я буду отвечать на письмо ваше по пунктам. Служу я еще только третий месяц в департаменте уделов, находящемся в ведении министерства двора. Главный начальник мой - вице-президент департамента, гофмейстер Л. А. Перовский. Начальник отделения мой, от которого я непосредственно завишу (я нахожусь во 2-м отделении) В. И. Панаев, человек очень хороший, которого в душе я истинно уважаю; если же вы хотите знать и столоначальника, которого должность не велика однако ж и который мало надо мною влияния имеет, то фамилия его Д. И. Ермолов, человек впрочем недурной и не без воспитания.

Теперь позвольте мне сказать несколько слов вообще о службе. Вы говорите, почтеннейшая маминька, что многие приехавшие в Петербург, сначала не имевшие ничего, жившие одним жалованием, приобрели себе впоследствии довольно значительное состояние единственно стараниями и прилежанием по службе и приводите в пример Гежелинского. Я вам сотню сам приведу примеров таких людей, которые точно, не имея ни гроша, приобрели впоследствии многое; но вспомните, к какому времени это относится, когда протекало их поприще службы. Зачем вы не приведете в пример хотя одного такого, который бы в нынешнее время, то есть, в последнюю половину царствования Александра и в продолжение царствования Николая приобрел богатство по службе? В этом-то и дело, что не те времена. Это вам скажет всякий служащий в столице. Тогда, особливо в царствование блаженной памяти Екатерины и Павла, сенат, губернские правления, казенные палаты были самые наживные места. Теперь взятки господ служащих в них гораздо ограничены; если же и случаются какие-нибудь, то слишком незначительны и едва могут служить только небольшою помощью к поддержанию скудного их существования. В департаментах же министерств служба несколько более еще облагорожена. Прежде человеку, прослужившему несколько лет верою и правдою, в награждение давали целые поместья, душ тысячу и более крестьян; теперь же вы сами знаете, этого ничего не дают уже. Стало быть, вы спросите, теперь никаких нет выгод служить? Напротив, они есть, особливо для того, кто имеет ум, знающий извлечь из этого пользу, предположивший впереди себе мету, ставши на которую, он в состоянии дать обширный простор своим действиям, сделаться необходимым огромной массе государственной; этот ум должен иметь железную волю и терпение, покамест не достигнет своего предназначения, должен не содрогнуться крутой, длинной - почти до бесконечности и скользкой лестницы, должен не упускать из виду малейшего обстоятельства, кажущегося посторонним, но способствующего сколько-нибудь к повышению его, должен отвергнуть желание раннего блеска, даже пренебречь часто восклицанием света: "Какой прекрасный молодой человек! как он мил, как занимателен в обществе!" Никакое желание* рассеяния, забав и развлечений всякого рода не должно останавливать его; он может казаться занимающимся ими, но не на самом деле.

* (Никакое постороннее желание)

Те, которым не дан в удел этот многосторонний, деятельный ум, ограничиваются тем, что, выслужив узаконенные 35 лет, выходят в отставку и получают полный пансион, равный получаемому ими в последний год жалованию; этот пансион достаточен для прокормления их до смерти; впрочем участь этих людей мне не завидна. Служить, не имея другой цели, как только той, чтобы получить пансион, небольшое благо*. Я и доныне того мнения**, что человеку стоит только захотеть, чтобы получить, если то, что он захочет, возможное; разумеется, что здесь подразумевается терпение и неколебимость.

* (небольшая карьера)

** (Я и доныне той цели)

Через год, а может быть, и ранее, надеюсь я получить штатное место. Это составляет покаместь единственное мое желание, и получение его будет для меня неизъяснимою радостью, потому что освободит от тягостной обязанности получать от вас вспоможения, когда оно вам более всего нужно.

Не думайте, почтеннейшая маминька, что я нерадиво занимаюсь своею должностью. Вы это заключаете из того, что мне прибавки произошло всего только 20 рублей в месяц; но не думайте, чтобы 240 рублей в год приращения было маловажно для меня. По месту мною занимаемому я не могу, хотя бы и из кожи лез, получить более. Литературные мои занятия и участие в журналах я давно оставил, хотя* одна из статей моих доставила мне место, ныне мною занимаемое. Теперь я собираю материалы только и в тишине обдумываю свой обширный труд. Надеюсь, что вы попрежнему, почтеннейшая маминька, не оставите иногда в часы досуга присылать все любопытные для меня известия, которые только удастся собрать. Не могу изъяснить моей благодарности любезной моей сестрице Машиньке, которая так много трудилась для меня в этом деле и которой прекрасные качества узнаю я с каждым разом более. Пусть однако ж она не думает, что я до такой степени неблагодарен, что забываю о ней. В письме моем, принося благодарность даже Лукер.<ье> Фед.<оровне> и Мар.<ье> Бор.<исовне> я не помянул о ней ни слова, потому, что хотел писать к ней особо. И для этого-то самого я и теперь в письме вашем не пишу ничего, относящегося к ней.

* (Далее начато: из одной)

Несмотря на все старания свои, я* не мог, однако ж, иметь никакой возможности переехать на дачу. Судьба никаким образом не захотела свесть меня с высоты моего пятого этажа в низменный домик на каком-нибудь из островов. Необходимости должно повиноваться, но я всячески стараюсь услаждать свое заключение. Мне советуют делать сколько можно больше движения, и я каждый почти день прогуливаюсь по дачам и прекрасным окрестностям. Нельзя надивиться, как здесь приучаешься ходить: прошлый год, я помню, сделать верст 5 в день была для меня большая трудность, теперь же я делаю свободно верст 20 и более и не чувствую никакой усталости. И это здесь вовсе не удивительно, всякой этим может похвалиться. В 9 часов утра отправляюсь я каждый день в свою должность и пробываю там до 3-х часов, в половине четвертого я обедаю, после обеда в 5 часов отправляюсь я в класс, в академию художеств, где занимаюсь живописью, которую я никак не в состоянии оставить, - тем более, что здесь есть все средства совершенствоваться в ней, и все они кроме труда и старания ничего не требуют. По знакомству своему с художниками, и со многими даже знаменитыми, я имею возможность пользоваться средствами и выгодами, для многих недоступными. Не говоря уже об их таланте, я не могу не восхищаться их характером и обращением; что это за люди! Узнавши их, нельзя отвязаться от них навеки, какая скромность при величайшем таланте! Об чинах и в помине нет, хотя некоторые из них статские и даже действительные советники. В классе, который посещаю я три раза в неделю, просиживаю два часа; в семь часов прихожу домой, иду к кому-нибудь из своих знакомых на вечер, - которых у меня таки не мало. Верите ли, что одних однокорытников моих из Нежина до 25 человек. Вы, может быть, думаете, что такое знакомство должно быть в тягость - ничуть, это не в деревне, где обязаны угощать своих гостей столом или чаем. Каждый у нас ест у себя, приятелей же и товарищей угощают беседою, которою всякой из нас бывает вполне доволен. Люди различных характеров, разного темпераменту всегда найдут об чем поговорить, поспорить и образнообразить свой разговор. Три раза в течение недели отправляюсь я к людям семейным, у которых пью чай и провожу вечер. С 9 часов вечера я начинаю свою прогулку, или бываю на общем гуляньи, или сам отправляюсь на разные дачи; в 11 часов вечера гулянье прекращается, и я возвращаюсь домой, пью чай, если нигде не пил (вам не должно показаться это поздним: я не ужинаю), иногда прихожу домой часов в 12 и в 1 час, и в это время еще можно видеть толпу гуляющих. Ночей, как вам известно, здесь нет; всё светло и ясно, как днем, только что нет солнца. Вот вам описание моего летнего дня; всячески стараюсь я лучше провесть его, но всё почти вспоминаю за каждым разом деревню. Воздуху здесь нет настояще деревенского; весны совсем нельзя заметить; самые растения утратили здесь свой запах, как пересаженные насильственною рукою на неродную им почву; всё лето и весна продолжаются здесь только три месяца; остальными девятью месяцами управляют деспотически зима и осень. Удовольствия, которые имею я здесь, все почти состоят из упомянутых, и потому не стоят мне ничего. Всякая копейка у меня пристроена, и малейшее исключение уже причиняет расстройство всему моему регулярному ходу издержек.

* (я до сих пор)

Но я, кажется, еще не на все пункты ваши ответил. Все распоряжения, сделанные вами касательно построек, очень хороши и отличаются всегдашнею вашею предусмотрительностью и благоразумием, касательно же моего мнения разводить картофель, если она у нас мало родит, то об этом нечего думать; не советую даже и водки из него делать, потому что это в таком только случае, когда картофлю несравненно большее множество, нежели хлеба.

Еще едва было не позабыл отвечать на один ваш запрос*, который повергнул меня еще в большее удивление, нежели вас: до сих пор не могу постичь, отчего произошло ваше недоумение и беспокойство, услышавши, что я обрезал стеклом себе руку (еще бы ничего, если бы кинжалом, ножом или другим каким орудием). Не представлялось ли вам, почтеннейшая маминька, что я где-нибудь на вакхической пирушке, в припадке излишней веселости, вздумал колотить рюмки и бутылки, или, чего доброго, не пожелалось ли мне пролезть куды-нибудь в окошко? Ничего не бывало; я стал ломать стекло в намерении выгладить им палочку для кисти своей и обрезал большой палец, который чрез то помешал моей приятной обязанности продолжать письмо далее - вот и всё.

* (на один ваш пункт)

Посылаю вам следующий № журнала, разрезавши который, найдете вы в листах его письмо это, хитрость, которую я сделал, во избежание двойного платежа и за письмо, и за посылку, между прочим, как мне то и другое стало столько же, сколько одно письмо.

Предуведомляю вас, что в этой книжке, равно и во всех последующих, вы не встретите уже ни одной статьи моей. Занятий моих литературных хотя я и не прекратил, однако ж как они готовятся не для журнала, то и появятся не прежде, как по истечении довольно продолжительного времени. Рекомендую вам прочесть описание Полтавы господина Свиньина, в котором я, хотя и природный жилец Полтавы, много однако ж нашел для меня нового и доселе неизвестного.

Целуя ваши ручки, остаюсь вечно благодарным и послушнейшим сыном

Николай Гоголь.

Бабушкам, дедушке поклон; всех домашних обнимаю. Если Катерина Ивановна тетинька у нас, целую несколько раз ее ручки.

99. М. И. Гоголь. Комментарии

Отрывок впервые напечатан в "Записках", I, стр. 95-96; всё письмо с пропусками - в "Сочинениях и письмах", V, стр. 111-117; пропуски указаны в "Письмах", IV, стр. 458.

- Перовский Лев Алексеевич (1792-1856), сын гр. А. К. Разумовского, брат писателя А. А. Перовского (Погорельского); в 1841-1852 гг. - министр внутренних дел; с 1849 г. - граф. Во время службы Гоголя Перовский занимал пост вице-президента Департамента уделов (1828-1840).

- Панаев Владимир Иванович (1792-1859), писатель, сентиментального направления, автор "Идиллий" (СПб., 1820) и других стихотворений, а также прозаических повестей. Занимал в 1830 г. должность начальника 2 отделения Департамента уделов; с 1832 г. до смерти был, в звании статс-секретаря, директором канцелярии Министерства двора. Покровительству Панаева Гоголь, надо думать, был обязан поступлением на службу. У М. И. Гоголь и Панаева были общие знакомые - семейство Шамшевых (см. письмо № 101). Впоследствии Панаев резко порицал Гоголя как писателя. (Авдотья Панаева "Воспоминания", Л., 1927, стр. 219).

- ... штатное место Гоголь получил гораздо раньше: 22 июля 1830 г. состоялось определение его "помощником начальника 1 стола по 2 отделению" с жалованьем по 750 р. в год ("Н. В. Гоголь. Материалы и исследования", I, стр. 299).

- Литературные мои занятия и участие в журналах я давно оставил. - В апреле - ноябре 1830 г. Гоголь, действительно, не появляется в журналах, но "литературные занятия" им в это время не были оставлены.

- ... одна из статей моих доставила мне место, ныне мною занимаемое. - Такою статьею была, повидимому, повесть "Вечер накануне Ивана Купала", появившаяся во 2 и 3 книжках "Отечественных Записок"; "место" Гоголю в Департаменте уделов она могла доставить через посредство В. И. Панаева (см. выше).

"Обширный труд", для которого Гоголь "собирал только материалы" и "обдумывал в тишине", - возможно, был задуманный Гоголем исторический роман "Гетьман".

- ... одних однокорытников моих из Нежина до 25 человек. - В 1830-1833 годах в Петербурге жили следующие "однокорытники" Гоголя по нежинской Гимназии высших наук: К. М. Базили, Е. П. Гребенка, А. С. Данилевский, Н. В. Кукольник, В. И. Любич-Романович, П. А. Лукашевич, А. П. Мокрицкий, И. Г. Пащенко, Н. Я. Прокопович, М. А. Риттер, П. Г. Редкий. О петербургском кружке нежинцев см. воспоминания П. В. Анненкова ("Литературные воспоминания", стр. 11, 12).

- ... посылаю вам следующий номер журнала - т. е. апрельскую книжку "Отечественных Записок", № 120.

- ...Описание Полтавы господина Свиньина... - Статья П. П. Свиньина "Полтава. Из живописного путешествия по России издателя Отечественных Записок". В "Опыте биографии Н. В. Гоголя", П. И. Кулиш писал: "... я знаю от Н. Я. Прокоповича, что статья "Полтава" писана Гоголем, и, может быть, только переделана издателем журнала, подобно тому, как и "Басаврюк"" ("Опыт биографии", стр. 43). В "Записках" Кулига уже не повторил этого сообщения, хотя допустил перепечатку его Гербелем в "Полном списке печатных сочинений Гоголя", приложенном к "Сочинениям и письмам Н. В. Гоголя" 1857, т. VI.

В. В. Данилов в статье, специально посвященной этому вопросу, приводит из мемуаров П. В. Быкова следующее сообщение со слов литератора Н. Д. Мизко: "С Гоголем Мизко встретился в Полтаве и однажды Гоголь сказал ему, что собирается написать большой очерк об этом городе для Свиньина, издателя "Отечественных Записок"... При этом Гоголь раскрыл свою записную книжку и показал в ней страничку, на которой стояло: "Полтава. Впечатления. Меньше истории, больше сведений географических. Жители. Типы. О соборе подробнее. Встречи". Однако сообщение это явно недостоверно: Н. Д. Мизко, родившемуся в 1818 г., ко времени отъезда Гоголя в Петербург было всего 10 лет. На самом деле, Гоголь и Н. Д. Мизко познакомились только в 1851 г. в Одессе ("Записки" Кулиша, II, стр. 245-248, и "Материалы" Шенрока, IV, стр. 791-794). Этим не исключается (хотя и не может считаться доказанным) предположение В. В. Данилова, что Гоголь написал статью о Полтаве, но Свиньин "вместо статьи Гоголя напечатал свою, дополнив ее некоторыми красочными описаниями из статьи еще никому неизвестного автора" (В. Данилов, Следы творчества Н. В. Гоголя в статье П. П. Свиньина "Полтава". Сборник статей к сорокалетию ученой деятельности акад. А. С. Орлова", Л., изд. Академии Наук, 1934, стр. 39-44).

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании ссылка обязательна:
http://n-v-gogol.ru/ 'N-V-Gogol.ru: Николай Васильевич Гоголь'