Книги о Гоголе
Произведения
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Высоцкому Г. И., 19 марта 1827

53.
Г. И. Высоцкому.

1827-й год март 19-е число. Нежин.

Итак ты всё-таки любишь меня, добрый, бесценный друг. - Ты оторвал часть времени тебе драгоценного, чтобы порадовать того, который кипит неизъяснимою, жаркою к тебе привязанностью. Твое письмо блеснуло для меня звездою радости. - Из стороны чуждой льдистого севера, но где также, как и здесь воображение греет нас, (где уже осуществилась - в мечте - жизнь будущая для меня), мне казалось, я услышал родные звуки сердца, меня понимающего - это было письмо твое.

Много времени кануло со дня нашего разрознения; лета кипучего возраста охлаждались беспрерывно изменчивою неверностью счастия настоящего. Я холодал постепенно и разучался принимать жарко к себе всё сбывающееся. Без радости и без горя, в глубоком раздумьи стоял я над дорогою жизни, безмолвно обсматривая будущее. - С минут твоего выбытия в душе моей залегла пустота, какое-то безжизненное чувство. И вот ты меня высвободил из моего мертвого усыпления. Я теперь всё тот же как прежде веселый, преданный тебе, с виду холодный, но в сердце пламенный к чувствам дружбы.

Часто среди занятий удовольствие (они иногда посещают и не совсем забыли записного их поклонника), мысленно перескакиваю в Петербург: сижу с тобою в комнате, брожу с тобою по булеварам, любуюсь Невою, морем. Короче я делаюсь ты. - Часто, говорю, среди самых удовольствий я впадаю в странное забытие, вспоминаю о тебе и сокрытая горечь ярко проскакивает на лице и освещает его печальное движение, несмотря что в пансионе у нас теперь весело. Все возможные удовольствия, забавы, занятия доставленны нам, и этим всем мы одолженны нашему инспектору. Я не знаю, можно ли достойно выхвалить этого редкого человека. Он обходится со всеми нами совершенно как с друзьями своими, заступается за нас против притязаний конференции нашей и профессоров-школяров. И, признаюсь, ежели бы не он, то у меня недостало бы терпения здесь окончить курс - теперь по крайней мере могу твердо выдержать эту жестокую пытку, эти 14 месяцев. Масленную мы провели прекрасно. - Четыре дни сряду был у нас театр, играли превосходно все. - Все бывшие из посетителей, людей бывалых, говорили, что ни на одном провинциальном театре не удавалось видеть такого прекрасного спектакля. - Декорации (4 перемены) сделаны были мастерски и даже великолепно. Прекрасный ландшафт на занавеси довершал прелесть. Освещение залы было блистательное. Музыка также отличилась; наших было 10 человек, но они приятно заменили большой оркестр и были устроены в самом выгодном, в громком месте. Разыграли четыре увертюры Росини, 2 Моцарта, одну Вебера, одну сочинения Севрюгина и друг. Пьесы, представленные нами, были следующие: Недоросль, соч. Фонвизина, Неудачный примиритель, комедия Я. Княжнина, Береговое право, Коцебу, и в добавок еще одну французскую, соч. Флориана, и еще не насытились: к Светлому празднику заготовляем еще несколько пьес. Эти занятия однако ж много развлекли меня, и я почти позабыл было всё грустное. Но надолго ли? пришел пост, а с ним убийственная тоска. - Никаких совершенно новостей, ничего любопытного вовсе не случалось. Скажу тебе только, что ожидаем со дня на день нового нашего директора Ясновского. Какой он? не знаем. - Говорят: добренькой... - Что барон фон-Фонтик, табачный таможенный пристав, иначе заводчик кунжутного масла, служивший только что перед этим всем драгунским юнкерам подрядчиком в торговле, пьяный подрался с Канчотихою, судились в земском суде. Но наконец батюшка фона, узнавши об его проказах, прислал за ним крытую кибитку, чтобы притащить свое чудо в Прилуку и поместить его в хозяйственные форпосты. Но Девинье объявил, что он "никогда не занимался таковою презренною наукою, какова политическая экономия", а непременно хочет ехать в Московский университет, и вот слова его присланному: "скажи дураку папиньке, что я лучше его знаю, что должно мне делать". Но наконец побивши Лауру и разнесши по всем Магеркам страх и опустошение, отправился во-свояси. Вообрази, что и это утешение отняли у нас. О Данилевском ничего не могу сказать, не знаю даже, где он. Спиридон, т. е. Федор Бороздин, точно в гусарах и отличный гусар из самого негодного попа. Кто бы думал? - Сам генерал его уважает. - Баранов находится в собственном благоприобретенном и родовом своем поместье; преосторожно, прехитро, преинтересно ловит мух, сажает в баночку, обшивает полотном, запечатывает фамильным потомственным гербом и рассматривает при лунном свете. - Демиров-Мишковский здравствует, духом бодр (знает подкреплять его), всегда дежурит у нас и всегда иллюминован красными огнями, за которую однако же иллюминацию открывают ему обширный путь из гимназии во все закоулки многолюдного мира. - В Нежине теперь беспрестанные движения между греками; шумят, спорят в магистрате, хотят нового образа правления и прошедшую субботу мятежные сенаторы самовольно свергнули архонта Бафу, а на его место и в сенаторское достоинство возвели до того неизвестного Афендулю. - Базиль уже заключил с ним мирный трактат и открыл греческую лавку. Впрочем у нас всё идет своим чередом. Об себе скажу, что я пролежал целую неделю больным, и был болен весьма опасно, даже отчаивался об выздоровлении и теперь только начинаю учиться ходить, падаю от слабости. - Но пред тобою виноват, что долго не писал, и сажусь за стол... Это меня порадовало, я разговорился с тобою и уже думаю, что сижу у тебя, что это вечером; мы пьем чай и не наговоримся о проведенном дне, богатом разнообразными событиями... мечта! Я в Нежине и еще в лазарете... Ты видел Герарда, сделай милость, напиши, где он теперь; он был когда-то из числа немногих друзей моих, не забыл ли он меня? так ли привязан, как прежде? и зачем он ко мне не напишет? Укори его пожалуста, сделай ему самый строгой выговор, скажи, что стыдно, неблагодарно забывать тех, которые жарко его любят, которых связало товарищество дружбою. Ежели бы я знал, где он, я бы писал к нему, но... видно, так уже в свете... Из всех друзей моих один ты не изменил мне, это меня утешает более всего, я теперь счастлив. - Об одном только молю я бога, об одном думаю: чтобы скорее нам сблизиться. Кстати ты еще о много-чем не известил меня касательно жизни петербургской: каковы там цены, в чем именно дороговизна, всё это с нетерпением хочу я узнать и заранее сообразоваться с своими предположениями. Каковы там квартиры? что нужно платить в год за две или три хорошенькие комнаты, в какой части города дороже, где дешевле, что стоит в год протопление их и проч. и проч. Да, и позабыл было совсем: как значительны жалованья и сколько ты получаешь? Сколько часов ты бываешь в присутствии и когда возвращаешься домой? - Извини, что я тебя забрасываю кучею вопросов, мне ужасно как хочется скорее узнать всё, а до того времени не забудь старого твоего друга, который всегда, во все времена, во всех местах, где бы ни был, везде живет духом с тобою и только возле тебя находит отдохновение. По крайней мере люби меня так, как я тебя. Этого для меня довольно!

Твой друг Н. Гоголь.

P. S. Кланяется тебе Антон Васильевич Лопухайский, желает тебе, чтобы так ты распузател, как и он. Носятся слухи, что он хочет жениться. А батюшка почтеннейший объявил мне на ухо, что при всем почтении, с каковым он имеет честь пребыть к тебе, просил однако же напомнить, чтобы ты ему прислал давно обещанного столичного кованого кабанця. - Видел я на сих днях Романовича Николая. Он теперь в Нарвском гусарском полку и смотреть на нас не хочет, гордо потряхивает саблею и беспрестанно посматривает на юнкерские позументы. - Ваш кандидат Садовничий осрамился: приехавши сюда, подавал прошение о принятии его в писцы правления, ему отказали и теперь он до сих пор шатается у Билевича. - Теперь у нас происходят забавные истории и анекдоты с Иваном Григорьевичем Кулжинским. Он теперь напечатал свое сочинение под названием Малороссийская деревня. Этот литературный урод причиною всех его бедствий: когда он только проходит через класс, тотчас ему читают отрывки из Малороссийской деревни, и почтенный князь бесится, сколько есть духу; когда он бывает в театре, то кто-нибудь из наших объявляет громогласно о представлении новой пьесы; ее заглавие: Малороссийская деревня или Закон дуракам не писан, комедия-водевиль. Несколько раз прибегая к покровительству и защите конференции и наконец видя, что его жалобы худо чествуют, решился унизительно и смиренно просить нашей милости не рушить стихотворное его спокойствие и не срамить печатный бред его, а особливо не запирать его в канцелярии с майором Шишкиным, как до сего делано.

Григоров, Божко, Миллер, Кукольник, Николай Бороздин, Власенко, Базиль, Вановский и все наши совершенно кланяются тебе, благодарят, что не забываешь их.

Кланяйся от меня Любичу, что-то, я думаю, его муза поделывает, то-то раздолье. Сколько в Петербурге домов, памятников, иллюминаций, пожаров, наводнений, тезоименитств, а виды с Васильевского острова!..

Прощай, друг! сделай милость, порадуй письмом: я жду. - Я знаю, что никогда не охладишься в своей дружбе, и радостно и весело отправляю письмо мое...

Прощай! прощай!

Н. Г.

53. Г. И. Высоцкому. Комментарии

Впервые опубликовано в брошюре П. В. Владимирова "Из ученических лет Гоголя" (Киев, 1890).

- Севрюгин, Федор Емельянович, учитель музыки (1822-1838), упомянут в шуточном послании Гоголя 1837 г., рядом с профессором политических наук Билевичем и учителем фехтования Урсо.

- "Девинье" - одно из прозвищ Риттера; "Лаура" - прозвище Персидского, Константина Андреевича, учителя грамматики.

- Магерки - предместье Нежина. С Магерками связан ряд эротических похождений нежинских гимназистов ("Москвитянин" 1854, № 6, смесь; Восп. Артынова, "Русский Архив" 1877, кн III, стр. 191; Гербель, стр. 197).

- Данилевский был в это время в Московском благородном пансионе.

- Спиридон - прозвище Бороздина Федора Корниловича, школьного товарища Гоголя, на которого Гоголь нарисовал карикатуру и написал акростих ("Спиридон". См. "Материалы" Шенрока, I, стр. 87).

- В Нежине теперь беспрестанные движения между греками... - Нежинские греки пользовались рядом привилегий еще со времен Богдана Хмельницкого (см. исторический очерк И. Сребницкого "Нежин"; Гербель, стр. 11-26). Об ироническом отношении юного Гоголя к магистратским делам греков см. в плане сатиры "Нечто о Нежине или дуракам закон не писан".

- Об Афендуле и Бафе сведений нет.

- Базиль - Базили, Константин Михайлович (1809-1884), школьный товарищ Гоголя выпуска 1829 г., родом грек. В начале 30-х годов Базили служил по дипломатической части, с 1839 г. - консул в Сирии. Оставил ряд печатных трудов, посвященных Греции и Востоку. Дружба Базили с Гоголем началась в нежинской Гимназии; встречаем Базили и в Петербурге в кружке бывших нежинцев. О Базили см. Гербель, стр. 326-336 и VIII-IX.

- Герард - один из товарищей Гоголя.

- Лопухайский - так в шутку назван Лопушевский, Антон Васильевич (умер в 1841 г.), преподававший арифметику в Гимназии высших наук с 1823 по 1834 год; с 1830 г. преподавал также французский язык (Гербель, стр. 280-282).

- Романович, Николай Федорович, - товарищ Гоголя по Гимназии высших наук. Кончил курс вместе с Высоцким (в 1826 г.). Впоследствии - офицер (Гербель, стр. СХХХ).

- Садовничий, Григорий Моисеевич - однокурсник Высоцкого (Гербель, стр. СХХХ).

- Билевич, Михаил Васильевич, профессор политических наук с 1821 по 1833 год. Ему принадлежит донос на проф. Белоусова, в результате которого началось "дело о вольнодумстве" в Гимназии высших наук.

- Кулжинский, Иван Григорьевич (1803-1884). С 1825 по 1829 г. преподавал латинский яз. в Гимназии высших наук. Оставил автобиографию (см. Гербель, стр. 269-274), в которой отрицательно расценивает свои литературные произведения. Оставил также "Воспоминания учителя", в которых говорится и о Гоголе ("Москвитянин" 1854, VI, смесь). О нем см. М. Сперанский. "Один из учителей Гоголя (И. Г. Кулжинский)". Нежин, 1906.

- Шишкин, Сила Иванович, - с 1826 по 1834 г. был помощником инспектора в Гимназии высших наук (Гербель, стр. CXXVIII).

- Григоров, Николай Петрович, - однокурсник Гоголя (Гербель, стр. CXXXI).

- Кукольник, Нестор Васильевич (1809-1868) - известный поэт-драматург и беллетрист 1830-1840-х годов. Все отзывы Гоголя о Кукольнике в ученические годы проникнуты насмешливым, скептическим отношением. Гоголь постоянно подчеркивает склонность Кукольника к позе, к театральным эффектам (отсюда прозвище "Возвышенный", данное Гоголем Кукольнику). Ироническое отношение к Кукольнику Гоголь сохранил и впоследствии (см. № 131).

- Николай Бороздин - Бороздин, Николай Корнилович, брат Федора Бороздина (см. выше), окончил Гимназию высших наук в 1827 г. Впоследствии служил в министерстве иностранных дел (Гербель, стр. СХХХ).

- О Власенко сведений не сохранилось.

- Ванновский, Семен Иванович. Служил в Гимназии высших наук с 1825 по 1831 год надзирателем.

- Любич-Романович, Василий Игнатьевич (1805-1888) - школьный товарищ Гоголя выпуска 1826 г., поэт, переводчик Байрона и Мицкевича. Служил в министерствах юстиции и иностранных дел. О нем - см. Гербель, 413-416. Его воспоминания о Гоголе (малодостоверные) записаны и опубликованы М. В. Шевляковым ("Исторический Вестник" 1892, № 12).

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании ссылка обязательна:
http://n-v-gogol.ru/ 'N-V-Gogol.ru: Николай Васильевич Гоголь'