Книги о Гоголе
Произведения
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Балабиной М. П., 5 сентября 1839

122. М. П. Балабиной

Вена. Сентябр<я> 5 <н. ст. 1839.>

Нет, больше не буду говорить ни слова о немцах. Боюсь, право, боюсь. Может быть, вы в эти три года, как я не имел удовольствия вас видеть, переменились совершенно. Ведь как бы то ни было вам теперь 18 лет. Я ничего не знаю, что могло случиться с вами в это время. Может быть, вы сделались теперь высокого росту, у вас явилась страшная сила в руках. Я же человек щедушный, худенькой и после разных минеральных вод сделался очень похожим на мумию или на* старого немецкого профессора с спущенным чулком на ножке, высохшей как зубочистка. Долго ли в таком случае до греха. Вы мне дадите кулака - и я пропал. Вы** в себе точно имеете много страшного. Я помню, когда еще вам было 14 и 15 лет, у <вас>*** любимою поговоркою было: "Я вас выброшу за окно". И потому, следуя правилам благоразумия, лучше поберечься и ни слова не говорить о немцах. Но знаете ли что? в сторону пустяки и шутки. Когда я прочел ваше письмо и свернул его, я поникнул головою, и сердцем моим овладело меланхолическое чувство. Я вспомнил мои прежние, мои прекрасные года, мою юность, мою невозвратимую юность и, мне стыдно признаться, я чуть не заплакал. Это было время свежести <нрзб> молодых сил и порыва чистого, как звук, произведенный верным смычком. Это были лета поэзии, в это время я любил немцев, не зная их, или может быть я смешивал немецкую ученость, немецкую философию и литературу с немцами. Как бы то ни было, но немецкая поэзия далеко уносила меня тогда в даль, и мне нравилось тогда ее совершенное отдаление от жизни и существенности. И я гораздо**** презрительней глядел тогда на всё обыкновенное и повседневное. Доныне я люблю тех немцев, которых создало тогда воображение мое. Но оставим это. Я не люблю, мне тяжело будить ржавеющие струны во глубине моего сердца. Скажу вам только, что тяжело очутиться стариком в лета еще принадлежащие юности. Ужасно***** найти в себе пепел вместо пламени и услышать бессил<ие>****** восторга. Соберите в кучу всех несчастливцев, выберите между ними несчастнее всех и этот несчастливец будет счастливцем в сравнении с тем, кому обрекла судьба подобное состояние. Из вашего письма (которое расшевелило во мне кое-что старого, за что вас благодарю) видно, что вы приняли то, что я сказал в частности о юге и севере, за решительное положение, что поэзия только на юге. Нет, на севере, может быть, еще более и чаще загоралась******* она. И для того, чьи силы молоды, и душа чувствует свежесть, для того север - разгул. Но вы простите прежние слова тому несчастному, чья душа, лишившись всего, что возвышает ее (ужасная утрата!), сохранила одну только печальную способность чувствовать это свое состояние. И вообразите теперь этого несчастливца********, скитающегося под северным небом в виду деятельности и всего, что тревожит душу и влечет ее на то, чтобы творить. Можете ли вы понять те ужасные упреки, те терзания адские, невыносимые, которые он слышит в себе. Теперь, вообразите, над этим человеком, не знаю почему, сжалилось великое милосердие бога и бросило его (за что - право не понимаю, ничего достойного не делал он), бросило в страну, в рай*********, где не мучат его невыносимые душевные упреки, где душу его обняло спокойствие, чистое как то небо, которое теперь окружает, и о котором ему снились сны на севере во время поэтических грез, где в замену того бурного, силящегося ежеминутно вырываться из груди фонтана поэзии, который он носил в себе на севере и который иссох, он увидел поэзию********** не в себе, а вокруг себя <нрзб>, в небесах, солнце, в прозрачном воздухе и во всем тихую, несущую забвение мукам. Теперь мне нет ничего в свете выше природы. Передо мной исчезли люди, города, нации, отношения и всё, что <ло?>мает*********** людей, волнует и томит. Ее одну я вижу и живу ей. Вот почему я пристрастен к ней:************ она мое последнее богатство. Кто испытал глубокие душевные утраты, тот поймет меня. Вы не тогда увидели Италию, когда нужно. Не во время юности и свежести сил ее нужно увидеть, нет! Но тогда, когда много, много отнимет у вас неумолимая судьба. Но письмо мое приняло слишком сурьезную физиогномию. Прочитавши, изорвите его в куски, я об этом вас прошу. Этого никто не должен читать, да оно, впрочем, никому не нужно. Я не знаю сам, почему я написал это, но ваше письмо возбудило... - Я знаю вас в этом отношении (не примите опять слова: я знаю вас в обширном значении, так как вы приняли в вашем письме)*************. Я никогда не буду так самонадеян и хвастлив, чтобы сказать:************** я знаю вас. Нужно быть слишком глубокому испытателю души и сердца и всех его движений, чтобы*************** знать человека. Но и тот не скажет: я знаю**************** его совершенно. Я могу знать две-три прекрасные стороны вашего сердца, а тысячи других, из которых многие тайны для вас самих, могут мне быть неизвестны. Но мое маранье, я думаю, вам надоело, я же так скверно пишу. Пора кончить. Будьте так добры и отправьте это письмо в институт моим сестрам. Вы написали в конце вашего письма не знаю почему: до свидания. Может быть, в самом деле мне придется побывать в Петербурге (тягостная даже мысль), во всяком случае я пробуду не более недели там. О, тяжелая обязанность*****************. И хотя меня утешает то, что я увижу вас и четырех-пяти близких моему сердцу. Но... бог видит, какую я великую жертву приношу. Прощайте. Будьте здоровы. Не забывайте вашего истинного друга. Душевный поклон мой вашей маминьке и всем вашим родным.

* (Далее было: самого)

** (Далее начато: теп<ерь>)

*** (вас зачеркнуто.)

**** (Далее было: более)

***** (Далее было: слышать)

****** (Конец слова вырван.)

******* (Далее было: поэзия, но <нрзб> слова поэту)

******** (Далее было: всегда куда-то ступающего)

********* (Далее было: просто)

********** (Далее было: вокр<уг>)

*********** (Начало слова вырвано.)

************ (Далее было: и <нрзб> поэзия одна моя царица)

************* (Скобка пропущена.)

************** (Далее было: глубочайший <?> испытатель сердца не в состоянии сказать: я знаю человека. Для этого)

*************** (Далее было: познать)

**************** (Далее было: всего)

***************** (Далее было: Мне однако ж)

Н. Гоголь.

<Адрес:> St. Petersbourg (en Russie).

Ее превосходительству Марии Петровне Балабиной.

В СПбрге на Аглицкой набережной, в доме генерала Балабина.

122. М. П. Балабиной. Примечания

Печатается по подлиннику из частного собрания проф. И. М. Саркизова-Серазини (Москва).

Публикуется впервые.

Не проставленный Гоголем в дате письма год определяется почтовым штемпелем: "получено 1839 Сентября... пополудни".

М. П. Балабина - см. примеч. к № 30.

...отправьте это письмо в институт моим сестрам - письмо А. В. и Е. В. Гоголь от 30 августа 1839 г. (см. примеч. к № 121).

...мне придется побывать в Петербурге. Речь идет о предстоявшей поездке Гоголя в Петербург в связи с выпуском его сестер из института (см. № 123).

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании ссылка обязательна:
http://n-v-gogol.ru/ 'N-V-Gogol.ru: Николай Васильевич Гоголь'