Книги о Гоголе
Произведения
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Демидову П. Н., январь - май 1839

111. П. Н. Демидову

<Январь - май 1839? Рим.>

Милостивый государь, Павел Николаевич! Мое сожаление на мои неудачи вас видеть так велико, что я решил писать к вам. Нет, во что бы то ни стало, но я должен вас видеть. Впечатление, оставленное вами в моем сердце, слишком приятно и сильно, чтоб от этого отказаться. Это не условие, не приличие, нет, это потребность внутренняя, в которой я сам не могу дать себе отчета, которая понуждает меня видеть и слышать вас еще один раз. Вы сами в этом виноваты; зачем вы стали выше ваших соотечественников, прочих аристократов? Зачем вы мыслите более и дальновиднее устремляете взгляд на предметы, чем многие другие? Вы должны теперь бояться двойной осады: со стороны людей, которые влекутся к вам вашими отношениями, вашим положением в свете, вашею щедростью и богатством, и, наконец, со стороны людей, которые гонятся по всему свету за умом и чувствами, так редкими на этом свете.

Я терпел в жизни строгую нужду, не был богат и не имел никаких связей, но умел гордо презирать одно и не искать другого.

Не зная еще ваших достоинств личных, я вас почитал по имени, которое слилось с народностию и Россиею и осталось с ними нераздельным с вашим подвигом для просвещения; но никогда бы я не приблизился к вам. Ваше богатство стояло передо мною рубежом, как вдруг ваш раздавшийся голос и ваше полное великодушия предстательство о мне, вам неизвестном, внимание к малой крупице моего таланта - всё это меня тронуло сильно. Это уже вам известно. Это было одним из приятнейших моих воспоминаний, какие только вывез с собою из России. Но, признаюсь, я убегал старательно встречи с вами. Мне не хотелось, чтобы вы переменили обо мне ваше доброе мнение. Мы обыкновенно воображаем видеть писателя чем-то более обыкновенного человека, стало быть, чем-то более, чем он есть, и увидевши пошлую, даже слишком обыкновенную его фигуру, мы никак не можем соединить с ней то лицо, которое нам представлялось в мыслях. Вот почему мне не хотелось, чтобы вы меня когда-либо увидали, хотя очень хотел вас увидеть. Но теперь, когда мне удалось услышать лично из уст ваших просвещенный образ ваших суждений и глубокое знание России, редкое в государственном человеке, и ваш твердый, верный взгляд на вещи и ваши мнения, когда всё это удалось, говорю, услышать, неужели я буду так глуп, что не постараюсь ими воспользоваться? Нет, вы для меня клад, - я теперь привязан к вам собственным своим интересом. Я вас увижу; этого мало: я, по старой авторской наглости, поймаю пальцем петлю вашего кафтана и заставлю вас выслушать четыре, пять огромных листов и добьюсь вашего суждения, которое для меня дорого, и это неизбежно, как судьба. Вам только остается заранее и добровольно согласиться и назначить час, когда я, не помешав вам в занятиях, могу иметь это счастие.

С совершенным почтением и вечною признательною преданностию, ваш покорнейший слуга

Н. Гоголь

111. П. Н. Демидову. Примечания

Печатается по тексту первой публикации.

Впервые опубликовано А. А. Гатцуком в "Русской Старине" 1888, т. 57, стр. 766-767.

Павел Николаевич Демидов (1798-1840) - один из членов семьи Демидовых, владельцев уральских заводов, почетный член Академии Наук. В 1830 г. им были учреждены в Академии Наук ежегодные так называемые "демидовские награды" за лучшие научные сочинения; кроме того, он нередко оказывал помощь нуждавшимся ученым и литераторам.

Из письма Гоголя к М. П. Погодину от 5 мая 1839 г. (№ 107) видно, что одним из мотивов, побуждавших Гоголя желать встречи с Демидовым, было намерение просить о помощи для Коллара (см. примеч. к № 107). Это обстоятельство имеет большое значение, так как характеризует участие Гоголя в деле развития прогрессивной славянской культуры.

Тон письма, по-видимому, вызван ощущавшейся Гоголем разницей в общественном положении, о чем свидетельствует, в частности, упоминание о Демидове и в указанном письме к Погодину, где Гоголь сдержанно и критически отзывается об аристократизме Демидова, подчеркивая, что демонстративно не пошел к нему на званый обед. Желанием загладить отсутствие на этом обеде, вероятно, и объясняются начальные фразы письма. Этим, возможно, уточняется и время его написания - первые числа мая 1839 г. Личное знакомство Гоголя с П. Н. Демидовым состоялось лишь во время приезда последнего в Рим, о чем Гоголь и сообщал в письме к Погодину.

предыдущая главасодержаниеследующая глава











© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании ссылка обязательна:
http://n-v-gogol.ru/ 'N-V-Gogol.ru: Николай Васильевич Гоголь'